Россия вступает в эпоху низкой инфляции, мобилизуя запасные ресурсы экономики

История мечты о низкой российской инфляции не будет иметь счастливого конца для всех.

От коммунальных услуг и электроэнергетики до розничной торговли продуктами питания и транспортными компаниями новая экономическая среда разрывает бизнес-модели, которые, как правило, ранее рассчитывались исходя из двузначной инфляции.

«Низкая инфляция снижает гибкость в управлении затратами, а также снижает рентабельность в традиционном банковском бизнесе», — сказал Дмитрий Куликов, старший аналитик российской рейтинговой компании АКРА. Между тем, «для многих естественных монополий инфляция является фактором не только затрат, но и регулирования их цен».

Непревзойденное замедление сокращает нормы прибыли и выдает отходы и неэффективность, создавая предпосылки для возможного крупнейшего корпоративного периода засчистки в истории России. По словам ВТБ Капитал, в знак корректировки рост номинальной заработной платы является самым слабым с начала прошлого года, так как компании перестраиваются, приближая компенсацию труда к повышению производительности.

Немногие в России будут жалеть превращать страницу в годы быстрой инфляции. В течение последних двух десятилетий рост цен составлял в среднем более 16 процентов, что до недавнего времени занимало верхние позиции для большинства людей, препятствуя инвестициям и сбережениям.

Имея это в виду, центральный банк сосредоточился почти исключительно на повышении инфляции после всплеска в 2015 году до 13-летнего максимума почти на 17 процентов после падения рубля. Сохраняя денежно-кредитную политику «умеренно жесткой», регулятору удалось в два раза снизить темпы роста цен в течение прошлого года, причем ежегодный индекс, вероятно, упал ниже 3 процентов в октябре в первый раз в истории.В годовом выражении (с учетом округления) она осталась на уровне 2,7%, но двинулась уже в сторону 2,6%. Некоторых аналитиков такие данные побудили пересмотреть свои прогнозы инфляции на следующий год. До конца 2018 г. инфляция не сможет вернуться даже к 3,6%, считает Дмитрий Полевой из ING. В квартальном выражении она будет держаться ниже 4% вплоть до IV квартала 2018 г., ждут опрошенные Reuters аналитики. Их консенсус-прогноз на 2018 г. снизился с 4 до 3,8%.

Центробанк объясняет такое снижение временными факторами: высоким предложением овощей и фруктов, а также влиянием крепкого рубля. Если бы рубль в начале года не укрепился, цены выросли бы на 4%, писали аналитики Центробанка в бюллетене «О чем говорят тренды» (их мнение может не совпадать с официальной позицией ЦБ). Министр экономического развития Максим Орешкин, напротив, в середине октября говорил, что отклонение годовой инфляции от таргета уже «серьезное» и вызвано именно монетарными факторами. Причины – структурные ограничения спроса, но и жесткость политики ЦБ тоже, отмечает Полевой. Несмотря на признаки восстановления, потребление все еще в подавленном состоянии, продолжает он, ЦБ переоценивает риски превышения инфляцией рубежа в 4% и мог бы активнее снижать ставку (на последнем заседании – на 25 б. п. до 8,25%). Реальные доходы россиян снижаются и ритейлеры в борьбе за покупателей вынуждены опускать цены, рассуждает главный экономист БКС Владимир Тихомиров, но инфляционные риски все еще остаются высокими: плодоовощная инфляция уже растет. Риски не только не исчезли, а даже усилились, согласна главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова: цены на непродовольственные товары росли максимальными с января 2017 г. темпами, розничные депозиты не показывают сильного роста последние месяцы, в то время как розничное кредитование в сентябре ускорилось до 8,7% в годовом выражении. Еще один риск ускорения цен – индексация зарплат госслужащих в октябре, предупреждает она, неустойчиво и снижение инфляционных ожиданий.

Квест, который когда-то казался надуманным, легко превзошел ожидания. Как и в мае, экономисты прогнозировали, что инфляция закроет год на уровне 4%. Сейчас к концу 2017 года центральный банк прогнозирует около 3 процентов.

Политики были категорически против того, что россияне недооценивают преимущества инфляции на низком уровне.

«Быстрое снижение инфляции — это то, что высвобождает дополнительный доход в реальном выражении для людей с точки зрения покупательной способности», — сказал в прошлом месяце первый заместитель главы Банка России Ксения Юдаева. «Затраты на компании также растут меньше, чем при высокой инфляции».

Тем не менее, скорость перебалансировки цен привела к тому, что некоторые компании столкнулись с плохими результатами, а корпоративная прибыль снизилась на 8,5% по сравнению с прошлым годом, поскольку восстановление экономики остается вялым.

Крупнейший в России розничный торговец X5 Retail Group NV указал на замедление темпов инфляции в отрасли как фактор слабой производительности, который с прошлого года оказал давление маржу Ebitda. По мере того, как конкуренция усиливается в розничной торговле, Otkritie Capital предупреждает об опасности «полномасштабных ценовых войн».

Согласно данным ACRA, среди компаний, ориентированных прежде всего на внутренний рынок, «наиболее чувствительны» к среде с низкой инфляцией. Это включает в себя сферу услуг и инфраструктурные монополии, цены которых устанавливаются государством в соответствии с инфляцией.

«Инфляция замедлилась намного быстрее, чем ожидалось, от бизнеса и потребителей в этом году», — сказала она по телефону. «В следующем году такого эффекта не будет, из-за постоянной корректировки новой контрольной точки для инфляции».

По материалам газеты Ведомости и информационного агентства Bloomberg.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*